Рецензия на мультсериал «Transformers Beast Machines»

Очень и очень неоднозначный сериал – хотя бы тем, что в нем перечеркнули саму сущность Кибертрона как планеты разумных машин.

Действие происходит после окончания событий Beast Wars. Максималы – Оптимус Праймал, Читор, Рэттрэп и Черная Вдова – оказываются на Кибертроне с частичной амнезией, детрансметаллизированные и – что самое ужасное – неспособные трансформироваться. Вся планета наводнена ордами дронов вехиконов – трансформеров без Искры, способных только выполнять приказы своего лидера. Максималам кое-как удается спастись от преследователей в подземельях планеты. После долгого блуждания они находят нечто очень интересное – древний суперкомпьютер Оракул, который переформатирует их в техноорганических трансформеров; однако поначалу они не умеют трансформироваться и должны сами этому научиться. Мало-помалу максималы начинают разбираться в том, что произошло; во всем виноват Мегатрон, который сбежал с их корабля и прибыл на Кибертрон раньше максималов. Он создал вирус, который, в частности, детрансметаллизировал трансформеров из команды Оптимуса и лишил их способности к трансформации. Мегатрон хочет избавиться от всей органики на Кибертроне; Оптимус же одержим идеей полного уничтожения механики на своей родной планете. В такой ситуации сложно понять, кто из двух фракций – максималы и вехиконы – является добром, а кто – злом.

Здесь есть как старые персонажи, знакомые зрителям по Beast Wars, так и новые (и «частично», и «полностью»). Характеры старых персонажей претерпели изменения, которые были в основном довольно холодно встречены фанатами. Так, Оптимус Праймал в первом сезоне хотел уничтожить всю механику на Кибертроне, забыв при этом, что максималы – ТЕХНОорганические; во втором же сезоне его взгляды стали немного менее радикальными – теперь он хотел создать баланс между органикой и механикой, т.е. превратить планету разумных машин в планету техноорганики, что ему, к сожалению, удалось; интересно, что с этой сценой перекликается другая, намного более позитивная, когда в Прайме Оптимус похожим образом возрождает Кибертрон. После этого противопоставления еще больше задумываешься о том, есть ли вообще что-то положительное в техноорганических максималах…

Едем дальше. В сериале очень сильно изменился Читор: это уже не тот безбашенный молодой максимал, который сначала делал, а потом уже думал. Здесь он порой является единственным голосом разума в этой команде предателей собственной расы. Да-да-да, фактически Читора можно назвать «заместителем лидера». В первом сезоне он часто был более адекватен, чем Оптимус, одержимый идеей уничтожения собственной планеты.

Новый образ Рэттрэпа тоже многим пришелся не по нраву. Здесь он стал очень трусливым – но этому есть простое объяснение: у него не было оружия. Вообще никакого. Единственное полезное, что у него было, — это хвост, с помощью которого он может подключаться к различному оборудованию. Более того, Рэттрэп дольше всех учился трансформироваться. Был момент, когда он даже временно перешел на сторону Мегатрона именно из-за развившегося комплекса неполноценности. К тому же в этом сериале Рэттрэп еще и выглядит печально: в режиме робота у него вместо ног – колеса, в режиме зверя – покусанная молью крыса с седлом на спине.

Черная Вдова изменилась не очень сильно. Она не могла смириться с потерей Сильверболта и была готова на все, чтобы вернуть его; в итоге она сама превратила Джетсторма в Сильверболта, однако результат был не совсем таким, как она ожидала…

Еще из старых персонажей – из максималов – в сериале появился Сильверболт. Его Искра была использована Мегатроном для создания вехикона Джетсторма, но Черная Вдова не могла смириться с потерей своего возлюбленного и в начале второго сезона насильно переделала его в максимала. Но это был уже не тот весь из себя такой правильный и благородный рыцарь в сияющих доспехах; новый Сильверболт стал мрачным, он уже не увивался за Черной Вдовой; как-то раз он сказал, что любовь – это роскошь, которую он не может себе позволить. Здесь Сильверболт трансформируется в кондора.

Что же касается новых персонажей, то в первом сезоне к максималам присоединился Найтскрим – молодой трансформер, ведущий себя как невоспитанный ребенок: он постоянно бесится, никого не слушается и грубит остальным. При активации вируса, созданного Мегатроном, Найтскрим – тогда еще обычный «механический» трансформер – спрятался в подземельях Кибертрона и наткнулся на скелет летучей мыши, который просканировал, но это превратило его в неуправляемое существо, движимое животными инстинктами. Позже его нашли максималы, и Оптимус переформатировал его.

А во втором сезоне к команде Оптимуса Праймала присоединился один из самых необычных трансформеров – Ботаника, которая трансформируется в растение. Она была ученым; ее корабль приземлился на планету, населенную в основном растениями, и все члены команды просканировали именно их. Позже Ботаника прилетела на Кибертрон, но ее корабль был сбит, а сама она ранена; ею стали двигать только самые примитивные инстинкты. Она сбежала в подземелья Кибертрона, где ее нашли максималы, и Оптимус переформатировал ее. Несмотря на то, что она – ученый и строит из себя мирное создание, заботящееся об техноорганических растениях, она отлично вооружена и представляет большую угрозу для вехиконов. Также у Ботаники был роман с Рэттрэпом. Кроме Ботаники, есть еще несколько трансформеров, трансформирующихся в растения, но они очень мало известны.

А теперь – вехиконы. Сразу скажу, что эти вехиконы и вехиконы из Прайма – две большие разницы: вехиконы из BM – дроны без Искр, беспрекословно подчиняющиеся своему командиру. Изначально вехиконами управлял Мегатрон, но затем он создал нескольких генералов вехиконов – для каждого типа «войск». Что же касается самого Мегатрона, то он тоже сильно изменился – он уже не выдает свое фирменное «Yesssss», он хочет только одного: полностью уничтожить всю органику на Кибертроне. Органические компоненты в нем самом дико бесят его. В первом сезоне он находился в своем трансметал-2-теле, но оно редко показывалось полностью, потому что в основном он сидел в «коконе». Во втором же сезоне он сменил несколько тел – он был и в целиком органическом теле (волк Ноубл, который мог превращаться в дракона Сэвиджа), и в теле мелкого Диагностического Дрона, и в огромной летающей крепости, и даже в копии тела Оптимального Оптимуса…

Генералы вехиконов тоже очень интересны:

Танкор – генерал бронетанковых войск; трансформируется, понятное дело, в танк. Особым умом и сообразительностью не отличался, полагался прежде всего на грубую силу…до поры до времени. Он был создан на основе Искры Райнокса, и максималам удалось «достучаться» до его истинной сущности…и они были в шоке, когда узнали, что Райнокс разделяет идеалы Мегатрона. Он погиб в конце первого сезона в битве между Оптимусом и Мегатроном.

Джетсторм – генерал ВВС; трансформируется, что логично, в кибертронский самолет. Был создан на основе Искры Сильверболта, но их характеры очень сильно различаются: Джетсторм наглый, хвастливый, крикливый и самовлюбленный, он постоянно отпускает всякие шуточки и колкости. Был, к сожалению, переделан Черной Вдовой в Сильверболта. Джетсторм – мой любимый персонаж сериала и один из моих самых любимых ТФ вообще.

Траст – генерал мотострелковых войск; трансформируется в мотоцикл. Создан на основе Искры Воспинейтора и, как и в случаях с Трастом и Джетстормом, характер вехикона сильно отличается от характера изначального хозяина Искры: Траст очень храбр, он не боится сказать собеседнику правду в лицо, также он очень предан Мегатрону и повинуется каждому его приказу, хоть и понимает, что последствия некоторых из них могут быть фатальными. В конце сериала не погиб, а превратился в маленькую осу с головой Траста и характером Воспинейтора.

Еще здесь есть очень колоритная парочка – Страйка и Обсидиан. Они – одни из лучших стратегов и тактиков, одни из известнейших полководцев Кибертрона. Их Искры не были изменены, они просто стали служить Мегатрону. Интересно «знакомство» максималов с ними: поначалу те двое притворялись безмозглыми дронами и просто носились за максималами, но затем появились настоящие дроны и мало-помалу загнали «хороших парней» в тупик. А затем Страйка и Обсидиан представились своим противникам по-настоящему. Страйка трансформируется в БТР, Обсидиан – в кибертронский вертолет. Эти двое появились очень кстати, т.к. к тому моменту из генералов вехиконов остался только Траст (Танкор погиб, а Джетсторм превращен в Сильверболта). В конце сериала эту милую парочку запулили на орбиту Кибертрона. Изначально планировалось показать сцену их возвращения на Кибертрон; они должны были отказаться от переформатирования – якобы чтобы их чисто механические формы были им напоминанием об их преступлениях.

Сериал был очень неоднозначно воспринят фанатами. Хоть формально он и являлся детским, но фактически он был рассчитан на более взрослую зрительскую аудиторию (как, в принципе, и Beast Wars). Многим фанатам (в том числе и мне) очень не понравилась идея уничтожения органики на Кибертроне. К счастью, после очень сурового и радикального в этом плане первого сезона создатели немного сбавили обороты, и поэтому во втором сезоне Оптимус уже хотел просто превратить Кибертрон в планету техноорганики – как бы «и нашим, и вашим», но на деле вышло ужасно; одно хорошо – если не ошибаюсь, то новых посетителей планеты не переформатировали насильно в техноорганику. В этой жуткой ситуации с господством техноорганики Мегатрон – как минимум меньшее из двух зол: он хоть и лишил Искр всех трансформеров, которые были на Кибертроне в момент его возвращения, однако он не хотел превратить свою родину в планету органики или техноорганики, он не был предателем своей расы. Были, конечно, и такие люди, которые, наоборот, встали на сторону Оптимуса и его команды: мол, максималы – истинные демократы, они борются со злобными вехиконами, которые являются олицетворением диктатуры, тоталитаризма, фашизма, коммунизма и т.д. (не смейтесь, я общалась людьми, которые выдавали подобные перлы и на своем сайте банили тех, кто был с ними не согласен), и плевать, что Кибертрон превратили в «планету одуванчиков»; главное – что злых фашисто-коммунистов победили!

Вызвали недовольство у фанатов также атмосфера и стилистика сериала. Темный Кибертрон со множеством светящихся вывесок на зданиях, наводненный полчищами дронов вехиконов. Ну, не совсем наводненный (там хватает пустых районов), но в любом случае это выглядит как минимум странно, а временами даже пугающе. Пустые улицы – и светящиеся вывески на зданиях. Странное сочетание. Да, это не тот Кибертрон, к которому мы привыкли. Но что поделать, если практически все обитатели планеты были лишены Искр? И еще что касается мрачной атмосферы: в сериале практически не было юмора. Некоторых это оттолкнуло. Но сама обстановка происходящего не располагает к шуткам. Также многих отпугнуло большое количество философских размышлений в сериале. Создатели BM, наоборот, гордились тем, что им удалось ввести обсуждение философских вопросов с вроде бы детский сериал, но целевая аудитория этого не оценила (по крайней мере, большая ее часть).

Многим также не понравилась смена характеров персонажей. Некоторые из этих изменений были объяснены: Рэттрэп, например, стал трусливым из-за того, что дольше всех не мог научиться трансформироваться, а потом обнаружил, что у него нет никакого оружия. Но, например, не совсем понятно, почему в первом сезоне Оптимус превратился в ярого ненавистника механики. Максималы ведь ТЕХНОорганические. Неужели он не понимал, что, уничтожив всю механику на Кибертроне, он уничтожит и самого себя вместе со своей командой? Внезапная мрачность и нелюдимость Сильверболта тоже вызывает вопросы

Также нужно упомянуть новые дизайны максималов. Местами они очень странны – например, Читор трансформируется в гепарда с фиолетовыми и зелеными пятнами на шкуре; а Рэттрэп вообще похож на изъеденную молью крысу. Местами они красивы – например, у Черной Вдовы (хотя, по-моему, у нее все дизайны хороши). Местами они, не побоюсь этого слова, инновационны – я о Ботанике. Это очень смелая идея – трансформер-растение. Кому-то новые дизайны понравились, кому-то нет. Многие из тех, кому они понравились, бросились рисовать ТФ, в режиме робота подозрительно похожих на обычных фурри, а все потому, что в BM максималы трансформировались не так, как обычные ТФ – они словно плавно перетекали из одной формы в другую; так что это большой простор для творчества – можно рисовать ТФ, не уделяя сильно много времени на соответствие роботмода альтмоду. Дизайны же вехиконов были более-менее привычными.

Сериал не понравился многим зрителям; когда-то его считали одним из худших ТФ-сериалов. Но это было до «шедевральных» Энергона, Combiner Wars и Titans Return. С Beast Machines в общемировом ТФ-сообществе со временем произошло то же самое, что и с Beast Wars – в русском: люди перестали огульно хаять его, пересмотрели, вдумались в происходящее и с удивлением поняли, что вовсе он не такой уж и ужасный. Да, у него хватает минусов, но, по-моему, записывать его в худшие ТФ-сериалы – это уже слишком.

Несмотря на все вышесказанное, Beast Machines являются одним из моих самых любимых сериалов о ТФ. Есть в нем для меня что-то притягательное, завораживающее. В отличие от Beast Wars, я не буду советовать смотреть BM прямо всем, т.к. сериал очень уж специфический.

Похожие записи: